Заметки программера Чему равно дважды два равно четыре?
Revert
Переводим ASDF в ФЫВА и наоборот.
Хорошо!!
Радикальный улучшатель настроения.
Грамота
Покажи всем, насколько ты крут - выпиши себе мега-грамоту!
15.01.2012, 06:22   Статьи » Записки опера » Прелести борьбы с наркобизнесом

Выгоды из сотрудничества

Какую пользу может получить уголовный розыск от «прирученных» наркоторговцев? О, колоссальнейшую!

Перво–наперво любой торгующий наркотиками гражданин является идеальным кандидатом на вербовку в осведомители. С одной стороны он регулярно общается с криминалитетом (многие блатные балуются наркотой), и уж только поэтому имеет массу информации о нём, а с другой - у него рыльце в пушку. Как ежедневно и ежечасно нарушающий массу наших законов он уязвим для милиции, его легко припереть к стенке, им проще манипулировать и направлять в нужную тебе сторону…

Имея осведомителем на своей «территории» содержателя «ямы», опер уж и горя не знает, всегда ведая, кто из проживающих и промышляющих в микрорайоне воришек, гопников, шлюшек, агрессивных малолеток и прочих гнилушек - плотно «торчит», а кто - только что «подсел», и кого не видать на притонах в последнее время, а следовательно – либо загнулся в тёмном углу, либо уехал на хрен, либо завязал с криминальным образом жизни и вместо притонов зачастил по библиотекам–филармониям (последнее - самое маловероятное, разумеется)…

Если интересующий тебя урка не только разживается у барыги «дурью», но и там же «ширяется», то - о чём он болтает в состоянии раскумаривания?.. Ясно, что в основном – бред, но иногда, при умелом анализе услышанного, в общем мутном потоке выуживаешь ценный факт, благодаря которому в дальнейшем раскрывается одно из совершенных на твоей «земле» тяжких преступлений, вплоть до убийств…

Притоны, «ямы» - это что–то вроде «клубов для наркоманов», места их постоянной дислокации, центры притяжения наркошной жизни в окружающей местности. В поисках смертельной отравы нарики выходят на улицы в ночь–заполночь, когда мирные граждане давно сидят дома, уткнувшись носами в телевизор, а то и спят. Но даже и в самоё темное время суток наши улицы, переулки, дворы и подъезды вовсе не безлюдны, по ним шастают наркоши, «синяки», подростковые компании с гитарами и кастетами, проститутки, воры, бомжи, всякая прочая рвано–вонючая шваль…

Причём основной контингент ночных пешеходов – это именно наркоманы, которым срочно нужно раскумариться, и которые бегают от одной «ямы» к другой, в поисках товара получше качеством и подешевле ценой… Или даже так: пробежался по притонам, узнал текущие цены, прикинул, сколько надо бабок на дозу, потом ломанул какую–либо хату при отсутствующем хозяине или грабанул прохожего н улице, отнёс добычу знакомому скупщику краденного, бабло тотчас отнёс на притон и исколол, и всё это - в течении одной единственной ночи… А содержатель «ямы» держит руку на пульсе этой «ночной жизни» микрорайона, и если это мой сексот - обо всём интересном докладывает мне…

Конкретный пример. Вечером некто в рыжеватой дублёнке напал на возвращающуюся с базара щупленькую пенсионерку и, пугнув её грозным цыканьем, отобрал «авоську» с только что купленными продуктами. Не притопай эта бабка в райотдел со слёзной жалобой на супостата, и тебе её переживания - по барабану, мало ли кого нынче берут на гоп, тем более – взяли мизер и по мордам не били… Да и неча этой ветоши шастать в тёмное время суток, что – днём скупиться не могла?!

Но она притопала к нам, и начала тихо рыдать в дежурке… Ментовское сердце – не камень, у каждого из нас есть и мама, и бабушка… Короче, сжалился дежурный над её бедой и не стал мурыжить заяву, а зарегистрировал должным образом. Ну а раз бумажка зарегистрирована в канцелярии - то это уже не фантик, а документ! Иначе говоря - материал о совершённом на нашей «территории» преступлении, и по нему мы обязаны предпринять меры…

В принципе, я мог написать отказной материал, типа того, что свидетелей ограбления у бабульки нету, и есть сомнения, была ли в наличии та самая якобы похищенная «авоська», или же она просто пригрезилась мечтающей о продуктах питания пенсионерке. Следовательно – в возбуждении уголовного дела по заявлению гражданки такой–то целесообразно отказать до тех пор, пока она сама не найдёт грабителя и, повязанного, приведёт в РОВД, где он на наших глазах сознается в том, что сетка у бабки – была, и действительно он её – отнял.

Но, опять-таки из элементарной жалостливости и предсмертного вида старушенции, не стал я химичить и отписываться, а оперативно зашустрил…

Рабочая версия была такова: два кило кар тошки, полпалки варённой колбасы, полкило огурцов и буханку чёрного как пенсионерская доля хлеба отнял у бабки вовсе не сдыхающий от голодухи работяга (такие обычно никого не гоп не берут, а сидят дома и молча расстаются с жизнью)… Нет, наверняка это была некая нарколыжно-бессовестная харя, тут же отнёсшая продукты обратно на базар и за полцены отдавшая их кому–то из базарных торговок, а затем побежавшая с вырученными денежками на притон… Вот и стал я обходить один за другим всех сексотов–наркобарыжников, допытываясь, не покупал ли у них в последние часы «ширло» кто–либо в рыжеватой дублёнке.

Моя версия могла оказаться ошибочной, или даже, будь она и верной, но обратись грабитель не в ближайшую «яму», а куда–то подальше - опять бы я остался с носом… Но нам с бабкой повезло: никто иной, как Дмитрий Марухин, уголовное погоняло «Шах», оперативный псевдоним «Бельмондо» (да–да, наконец–то я и проговорился, что Шах – мой секретный сотрудник!)… никто иной, как он - вспомнил, что час назад являлся к нему за дозняком пацанчик один, Игорёк Борисенко, в дублёнке, и именно рыжеватой, со слегка надорванным рукавом.

А я от бабульки знал, что в героической попытке отстоять ужин от супостата она вцепилась ему в рукав зубами, вынудив его протащить её за собой метров десять, и лишь потом он смог оторвался от её вставных челюстей, оставив в них клок материи… Иду на «территорию», ищу Борисенко, - его тут многие знают, пакостный малый, хотя гоп-стопами раньше вроде бы не увлекался. Расспрашиваю людей, узнаю адрес нынешней игорьковой тёлки, топаю туда, слегка бью обнаруженного на адресе Игорька в ухо, волоку в райотдел.

Спрашиваю деловито: «Это ты совершил разбойное нападение на гражданку Федоткину?» Он искренне моргает: «Какая Федоткина? Ты чё, начальник, я ж не из таковских, ты ж меня знаешь, если кто–то на кого–то и напал – меня там и близко не стояло!» Пинаю его туфляром в фуфлон, чтоб не тыкал мне при исполнении, потом зову на опознание старушку, мимоходом подсказав ей в коридоре, что сейчас покажу ей её обидчика, он будет находиться в моём кабинете вместе с группой людей, третий справа, и если она сумеет его узнать - срок ему практически гарантирован, да и свои денежки из него можно выцарапать…

Бабка не подводит, - вбежав рысью в кабинет, сразу же, отсчитывает среди сидящих вдоль стены третьего справа, и тычет в него дрожащим от негодования скрюченным пальцем: «Он меня обидел!»

Я бдительно слежу за изобличаемым Борисенко. Будь он не при делах - это обязательно нарисуется на его физиономии, и пришлось бы его потом отпускать, но Борисенко сразу задергался, заюлил глазами… Ясен перец – наш человек!

Бабуля попыталась собственноручно надавать ворюге по шеям, но мы её попридержали, оттащив слегка от Борисенко, и он, испуганно пялясь на её клацающие рядом вставные челюсти, без особого нажима в присутствии понятых признался, что - да, случайно обидел три часа назад на улице эту столетнюю гражданочку… Всё, звиздец парнише!

Пишу материал, передаю дело следаку… Сидеть теперь Игорьку в «зоне»! А бабуленька если и не получит от него компенсацию за отнятое - так хоть будет знать, что не остался злодей безнаказанным… Плюс к этому в моём оперском активе - ещё один раскрытый уличый грабёж, на ближайшей оперативке начальник угрозыска в случае хорошего настроения в мой адрес может даже одобрительно хмыкнуть… А всё – почему? Да потому, что есть у меня такой скромный и ни на что особенно не претендующий секретный сотрудник - «Бельмондо»…

Комментарии

Добавлние комментов отключено на время переезда

Картинки

Прекрасная игра

Егор и разработка

Когда нет домкрата
Ссылки