Заметки программера Чему равно дважды два равно четыре?
Revert
Переводим ASDF в ФЫВА и наоборот.
Хорошо!!
Радикальный улучшатель настроения.
Грамота
Покажи всем, насколько ты крут - выпиши себе мега-грамоту!
17.08.2011, 05:33   Статьи » Записки опера » Мошенники

Мошенник на допросе

Итак, некоторый личный опыт общения с попавшимися на кражах или наркоте проходимцами я имею. Вблизи, на допросах в моем кабинетике, они смышлены и увёртливы. На таких трудно давить - уворачиваются как резиновые мячики, никогда не идут на открытое сопротивление, ответы на поставленные в лоб вопросы начинают обычно с обещания: «Сейчас расскажу всё как на духу, и подробно…», а затем, после нескольких нехитрых финтов, говорят совсем не то, несут полнейшую ахинею, и, главное, - с таким искренним видом, что невольно киваешь им головой и поддакиваешь. Спохватываешься: «Постой, ты что несёшь, падаль?!». Он ахает, охает, извиняется за невнимательность, начинает исправлять себя, и буквально через минуту – говорит то же самое, с ещё большей задушевностью и искренностью! Во время беседы он исподволь изучает тебя, опера, ищет в тебе хоть какую-нибудь зацепочку для психологической обработки, и если находит (глупость, тщеславие, эгоизм, авантюризм и так далее – сойдут все твои пороки и недостатки!), то начинает использовать с неукротимой силой. Для начала - обязательно будит в тебе жалость и сочувствие к нему, бедненькому, ставшему несчастной жертвой рокового стечения обстоятельств и злобы окружающей действительности… Во время первого же допроса - расскажет всю свою жизнь… Готовь платок для своих горючих слёз, оперёнок! Было в судьбе откровенничающего перед тобою арестанта всё: тяжкое детство… чёрствые как ржаной сухарь родители… ...Первая любовь, скончавшаяся от скоротечной чахотки на его руках… …Первая судимость (варианты: «я - оступился, с голодухи украл кусок хлеба…», «меня подло подставили!», «не все сотрудники милиции - такие замечательные люди, как вы, есть среди них и уроды… одному из них я не понравился, решил он меня посадить – и посадил, ни за что!»)… …Вторая судимость, - «тоже трагическая случайность, большей случайности и вообразить себе трудно…» …Ну а вышел на свободу - куда деться?! Кто поверит уголовнику с двумя сроками за спиною?! И пошло-поехало… Опять-таки женщины, будь они все неладны… Болезни… Смерти друзей и родичей… В общем, не жизнь, а сплошная тьма! Час выслушиваешь его болтовню с каменным лицом (помнишь ведь, что он - жулик, ни одному слову которого нельзя доверять), два, три... А потом… Ты - живой человек, из плоти, крови и сочувствующих чужой боли нервов… Ну просто невозможно устоять перед накатившим волной горячим сочувствием к этому несчастному, столько пережившему и перенесшему… Как-то хочется помочь ему, облегчить его участь… А он, зараза, остро чуя твою реакцию, во время второй или третьей беседы просит угостить го сигаретой. Угощаешь, тебе не трудно… Человек только что рассказывал, как у него на глазах родного братишку перерезало электровозом на четыре части! Поневоле разнервничаешься… Ну как не смягчить его глухие рыдания «Примой» или даже «Кентом»? Он понимает, что ты теперь у него на крючке, и надо развивать успех… Охмурить тебя так, чтоб ты вообще отпустил его на свободу - нереально, не кретин же ты, да и толку мало… Сегодня, задуренный, отпустишь его, а завтра, опомнившись, в гневе будешь искать, найдёшь и побьёшь как мамонта… Нет, задача-максимум у него – чтобы ты дал ему раскумариться! Он же - наркушник, ему каждый день нужна «доза», и получить её он может только от тебя… Где-то во время 3-й или 4-й беседы он начинает клясться в вечной дружбе, в пламенной восхищенности тобою. «Вы - такой классный!.. Такой душевный! Нет, без балды, зачем мне врать… Таких замечательных людей я ещё не встречал!.. Много оперов я видел, есть среди них и неплохие люди, но вы – это вообще!.. А какие у вас добрые и умные глаза!.. Сразу видно, что и сердце у вас - золотое!..» Ты неопределённо хмыкаешь, тебе неудобно, как и каждому расхваливаемому в лицо человеку… Ты вообще непривычен к комплиментам… Для начальства ты - «тунеядец, дырявый пидор, олух несусветный», для уголовников «поганый мусор», для коллег-сослуживцев - «хитрый жук и бездельник», для жены - «неудачник, дешёвка, импотент несчастный»… И вот наконец-то нашёлся сумевший оценить тебя и воздать по заслугам! И неважно, что кадровый прохвост он и обманщик, это раньше и другим он врал, а сейчас и тебе он говорит правду, ты это чувствуешь… Цену себе ты и раньше знал, но как-то не решался сосчитать её вслух, (потому как скромный до изумительности!), а вот этот подозреваемый в совершении ряда не очень серьёзных преступлений гражданин взял да и произнёс вслух то, о чём ты только думал! Выпроводив его в камеру, ты бежишь в туалет, долго изучаешь свою физию в висевшем на стене зеркале. Глаза… на первый взгляд - обыкновенные глазки, отчасти даже мутные и туповато-вытаращенные после вчерашнего отделовского поддавона, но если присмотреться – такая добрта, такие ум, отвага и бескорыстие, и ещё что-то этакое… державно-значительное!.. И хотя ты всего лишь пока что старлей, но глаза у тебя - майора, а то и полковника! А он, задержанный, в силу своей зоркости, смог разглядеть всё это, что делает ему честь… Понятно, что во время следующего разговора ты уже смотришь на него совсем по-другому, почти как на своего боевого товарища… Он это сечёт, и приступает к очередной фазе вешания лапши на твои роскошно оттопырившиеся уши. «Я знаю, что вам нужна раскрываемость совершённых ранее преступлений, и готов дать «явку с повинной» на две свои кражи… Годится?» Ещё бы! Каждая такая «явка» – это лишняя палочка в твоём отчёте по спущенном лично тебе плане раскрываемости преступлений (в этом месяце, к примеру, ты обязан раскрыть их не менее шести!). Но ты понимаешь, что за красивые глазки таких подарков оперу преступники не делают. «Что хочешь взамен?» Ответ почти стопудово предсказуемый: «Хочу ширнуться!» Так-так… «А чем докажешь, что не понт это?» Скользкий вопрос, ведь именно на понт он тебя сейчас и берёт! Но тут он начинает пороть такую хреновину, и так убедительно, так горячо! Кража рассказывается в мельчайших подробностях - точный адрес, точные обстоятельства, подробный расклад того, что взял куда подевал, в каких именно нычках хранится то, что не успел перед арестом сбыть… Ну разве такое можно придумать?! Нельзя! Будь ты хоть Лев Толстой - такого не придумаешь, и перед опером с подобной убедительностью - не изобразишь! Тем более, что в сводке именно по такому-то адресу и именно в указанное время кража - значится, совпадают и многие другие второстепенные детали его рассказа… Значит, и остальное – тоже правда! Без сомнения! Ты и не сомневаешься… А он - просит в обмен на координаты нычки, где якобы хранится часть похищенного, всего лишь пару укольчиков, и – получает своё. Потом ты бежишь к указанному им тайничку - нет там ни хрена! Проверяешь указанные им конкретные факты и обстоятельства - всё, сообщённое «вообще» - подтверждается, а насчёт именно его конкретной виновности – оказывается чистейшей туфтой! Естественно, мчишься к нему с кипящими от ярости глазами, но натыкаешься лишь на недоумённую улыбчку: «Как?!. Неужели я что-то напутал?!. Странно, со мною раньше таких провалов в памяти не случалось…» И - начинает вкручивать тебе в мозги оправдательные шурупчики, - не успеешь и глазом моргнуть, как залито пламя твоей ярости океаном успокоительных и всё объясняющих слов… Речь любого мошенника - журчит как ручеек, поворачивая то туда, то сюда… И главное, как логично всё звучит! Буквально миг назад казалось тебе, что нет и быть не может никаких извинений совершенному оным индивидуумом, а он - повернул раз, другой, третий поток своих объяснительных фраз, и вдруг выяснилось, что беседуешь ты практически – с ангелом! Пытаешься стряхнуть с себя паутину внушаемых иллюзий, напоминаешь себе: «Так он же гад конченный, нельзя ему доверять ни в чём!» Но он опять – говорит, говорит, говорит…

Комментарии

Добавлние комментов отключено на время переезда

Картинки

Прекрасная игра

Егор и разработка

Когда нет домкрата
Ссылки