Заметки программера Чему равно дважды два равно четыре?
Revert
Переводим ASDF в ФЫВА и наоборот.
Хорошо!!
Радикальный улучшатель настроения.
Грамота
Покажи всем, насколько ты крут - выпиши себе мега-грамоту!
25.05.2010, 07:42   Статьи » Записки опера » Блатные

Глава 2

Как сегодня становятся блатарями? Нормально, спокойно, вполне естественно, я бы сказал – логично к сути своего характера и несураностям нашей текущей действительности…

Каждый человек хочет жить хорошо. Для этого нужны деньги, их можно заработать, некоторые их и зарабатывают, но остальным – облом, либо - не получается, а тут ещё и в экономике в последние десятилетия возникли досадные перебои, зачастую не позволяющие обеспечить себе достойный уровень существования даже самым трудолюбивым и мастеровитым… Ну а хорошо жить – всё равно хочется, пытливая человеческая мысль ищет выхода, прощупывая окружающих: а как они выпутываются из противоречивости желаний и возможностей?.. И хорошо тем из нас, кто с малых лет окружён людьми интеллигентными и воспитанными, принцип которых: «Лучше умереть с голода, чем украсть хоть копейку!», но таких - раз-два и обчёлся, а большинство из нас окружено нормальными современниками, и среди оных обязательно сыщется десяток – другой жиганов–рецидивистов, про которых всем абсолютно точно известно: воруют! И – не попадаются годами, между прочим, и живут - припеваючи!

Не сразу, не через день и даже не через месяц, но рано или поздно ты созреваешь до бодрящей мысли: «А ведь я тоже могу воровать, жить припеваючи и не попадаться!» Пока что между «могу» и «буду» есть некоторая дистанция, но вода точит камень, зрелище лёгких и немалых бабок у другого щекочет воображение, «а чем я хуже?.. почему ему – можно, а мне нельзя?!» Ну и однажды в компании тех же вышеупомянутых жиганов, хлопнув несколько раз по двести, ты весело киваешь в ответ на предложение корешей–собутыльников: «иди с нами, хату бомбить, делать ничего не надо – только на шухере постоишь…» Да и как близким дружбанам, сроднившимся с тобою по бутылке, откажешь в подобной мелочёвке?.. Не будешь же кочевряжиться, строить из себя праведника… ха!.. И идёшь, и шухеришь как всамправдашний уркаган, испытывая огромне моральное удовлетворение от того, что «старшие товарищи» доверили тебе ответственное дело… Некоторые на первом же своём деле и «светятся», а другие – только на сто первом, это не принципиально, вопрос удачи, а не судьбы… Начало может быть и другим, вариантов масса, от школьного вымогательства даваемых на карманные расходы денег у ребят из младших классов до той же наркомании (где-то же надо брать бабки на «дурь», чтобы не кумарило!)

За первым, зачастую совершённым по глупости воровством или разбоем пусть и не всегда сразу, но со временем неизбежно следует и первый твой срок. Обычно отбывается он в «зоне» «общего режима», реже – «усиленного». Практически все, кто здесь находятся, отбывают свои первые срока, причём очень многие - вообще «левые», совершенно не антиобщественные по складу своего характера люди - бытовые хулиганы, например, залетевшая в какую-либо историю пьянь, случайно оступившиеся на жизненном пути…

В таких «зонах», обычно находящихся под полным контролем администрации, нет «авторитетов», следящих за порядком и устанавливающих свои «законы», следовательно – о каких-либо понятиях здесь имеют самое общее представление… 99% отсидевших первые срока и вышедших на свободу - убеждены, что эта их отсидка будет и последней, больше они ни во что криминальное соваться не станут, чтобы ограбить или обвровать кого-либо - так это ни-ни! Но на свободе человека ждёт сложная и во многом неприятная жизнь. Отношение к ранее судимым понятно какое: «Бандюга!.. Только и ждёт момента, чтобы снова учудить!..» На приличную работу при таком отношении окружающих уже не устроиться, тут и ранее несудимые безработными толпами бродят вокруг… С жильём зачастую - тоже проблемы, родичи смотрят на тебя хмуро и недоверчиво, порядочные девушки не спешат ложиться с тобою в койку и уж тем более - сливаться с тобою в крепкую семейную ячейку, а хорошие и надёжные парни воротят нос от твоего предложения стать их верным корешом… Ты одинок и никому не нужен, а между тем жить тебе по-прежнему хочется на «пять с плюсом»! Где же выход? Выхода нет, то есть лично ты не видишь выхода, но, внимательнее присмотревшись к некоторым другим, тоже уже отсидевшим и более опытным, ты с удивлением замечаешь, что люди-то - устроились... Ничего не опасаясь, по-прежнему ловчат, химичат и воруют, а то и гопничают! И, как ни странно, милиция не висит у них на хвосте, зато они регулярно кутят в ресторанах, пьют, жрут и плюют на страну, лишившую их возможностей, но не сумевшую отнять у них желания, а ведь при большом желании найти себе возможности – не так уж и трудно… А кто от стремления расслабиться и отдохнуть от суки–жизни присел плотняком на иглу, тот вообще кайфует и клал с прибором на всё и всех, денежки только нужны на такие удовольствия, много-много денежек…

И вот таким образом от прежней, вымученной годами первой отсидки истины: «Нельзя воровать!» постепенно переходишь к другой, куда более сподручной: «Можно, если – осторожно!» Иного выхода ведь и нет, то жалкое существование, на которое обрекает тебя честный образ жизни - для червяков, никчёмных амёб, травоядных ничтожеств, а ты – Человек, ты звучишь гордо, как правильно сказано в какой-то ветхой книжке с оторванной обложкой…

И ты начинаешь «промышлять» экспроприациями чужого имущества по-новой, а поскольку отрабатывающий свою пусть и нищенскую, но - зарплату угрозыск не сидит, сложа руки, то и второй срок для тебя - не за горами.

Режим для пошедшего на рецидив – уже другой, самое меньшее - «усиленный», при гораздо большем в сравнении с предыдущими сроками, а то и «строгий» либо даже «особый». Попав сюда «второходчиком», ты уже не плывёшь по течению, а ведёшь себя осмысленно, присматриваясь к повадкам здешних старожилов и выбирая для себя оптимальный образ действий, - от него, кстати, во многом зависит и твоя последующая судьба там, на свободе, после твоего будущего освобождения…

Неделя–две уходит на то, чтобы ты и «зона» присмотрелись друг к дружке. Кем ты здесь себя поставишь: вором (т.е. живущим по воровским пониятиям), козлом (сотрудничающим с лагерной администрацией) или же мужиком (старательным трудягой, не блатнящимся, но и не холуйски-усердствующим перед начальством)… У каждой из этих моделей поведения есть свои плюсы и минусы, представители каждой из сторон так или иначе пытаются перетянуть новичка на свою сторону, и у тебя всегда есть право выбора…

Впрочем, есть и четвёрая категория - опущенные. Если ты ведёшь себя неправильно (стучишь, крысятничаешь, отбываешь срок по «позорной» статье или же по жизни – конченная гнида), тогда тебя ждёт наказание, одно из самых тяжёлых - попасть в касту петухов, т.н. «неприкасаемых». В «зоне» не скроешься от всеобщего внимания, каждый – как на ладони, требования к каждому от всех и от каждого очень жёсткие, иногда даже жестокие, но объяснимые и в чём-то даже справедливые, и если брать ситуацию в целом, то любой здесь получает в итоге то, чего он заслуживает. Но в частностях бывают всякие нюансы…

От беспредела, например, могут опустить и невинного, особенно если он – никто, человек без положения и связей, без денег и влиятельных дружков… Его пидорастят не потому, что он что-либо нарушил или не так поступил, а - просто так, желая поиздеваться над слабейшим… В принципе могут сдлать такое и влиятельному человеку, даже и «авторитету», но такое делают почти исключительно «на заказ» кого-либо ещё более авторитетного и влиятельного… Но если выяснится, что «человека хером наказали ни за что» - за такое могут и строго наказать, вплоть до заточки в бок…Впрочем, «опущенному», пусть даже и невинно, это уже не поможет. Пути назад из «петушиного» сословия - нет.

Конечно, после освобождения звание «петух» не украсит его лоб огненной короной, но ведь хочется общаться с себе подобными, - ведь когда вор в законе хочет приятно провести вечерок, то он же не идёт в кабак с «быками»-шестёрками, ему хочется посидеть за одним столом с себе подобными, с такими же «авторитетами», пусть рангом и чуток пониже, а тем это - «за падло», и не потому, что лично он им неприятен, а – «так его же того… опустили…» И - всё. Человек, пусть и надежнейший, и отсидевший три-четыре срока уже на имеет право требовать уважения серьёзных людей, и они не имеют права оказывать ему такое уважение… Он может быть в деле, может участвовать в одной из группировок или даже создавать свою (входящий в неё молодняк может не знать об опущенности своего бугра либо даже смотреть на неё сквозь пальцы – что им все эти замшелые понятия!), но в один круг с воровской элитой он уже не встанет никогда.

Итак, попавший в «зону» сам выбирает свой путь. Слабодушные и «случайники» идут в мужики, вредные и хитрозадые становятся козлами, отбросы падают на дно и петушатся, ну а те, кто достаточно силён духом для противодействия тюремным приказам и порядкам, тот топает в воры. Борьба с тюрьмой и тюремщиками формирует в них понятия, образ всей последующей жизни, характеры и судьбы…

Имеющий хоть какую-нибудь поддержку с воли хрен пойдёт в блатные, и сто раз подумает, прежде чем конфликтовать с администрацией. Решаются на это обычно лишь отчаявшиеся, которым нечего терять. В постоянном конфликте с давящей и угнетающей их грубой державной мощью - весь смысл их существования, и в борьбе этой они идут на немалые жертвы, даже и на определённый героизм. Если «зона» - не «чёрная» (т.е. отстоявшая своё право жить по воровским поняткам), а «красная» (т.е. с устоявшимся господством администрации над заключёнными), то существование блатного здесь многократно тяжелее и разрушительнее для здоровья в сравнении со всеми прочими категориями заключённых. Отрицаловка (т.е. сознательное противодействие установленным в «зонах» правилам) очень быстро приводит к тому, что тюремщики и козлы начинают шпынять тебя по-всякому, гнут и ломают твою волю, гнобят тебя в карцерах, пытаются подловить в своих многочисленных «подставах», они тебя прессуют – а ты не поддаёшься их прессу, идёт война принципов, воль и убеждённостей, для многих воров она заканчиваются смертью (от частых отсидок в ШИЗО быстро развивается туберкулёз в самой тяжёлой форме), но кто смог выжить, уцелеть и сохранить себя – тот уж потом закалён на всю оставшуюся жизнь, такого уже ничто не согнёт, и именно эта несгибаемость даёт ему право на уважение окружающих. Ещё один блатной в этом мире – состоялся!
(Я специально не рассказываю подробно ни про общак, ни про другие составные воровских понятий и поступков, об этом уже говорили многие и ещё многие расскажут, но ва жно было продемонстрировать сам принцип формирования этой социальной категории людей, на который, как на стержень, нанизывается затем уже всё остальное)…

…По большому счёту никаких понятий в возвышенно-романтическом смысле у воров на самом деле нет, всё это лишь слова, с помощью которых более умные и сильные толкают в стойло и подчиняют своим желаниям и прихотям менее умных и сильных, вот и всё, а остальное - фуфляк, прикрывающий здравый смысл и коренные интересы «верхов» да безмозглость и легкоуправляемость «низов»…

Место рождения воровских понятий - тюрьма, где человек борется за своё существование, копошась в обществе… нет, не других человеков, а - гадов, это формирует в нём нормальные защитные рефлексы, помогающие выжить, и в итоге он становится таким же гадом – подлым, жестоким и бесчеловечным.

Чтобы проявлялись нормальные душевные качества каждого, они должны подкрепляться какими-то стимулами в окружающей действительности, это рождает чувство внутреннего самоутверждения: «Я сделал добро, и в итоге стало хорошо мне и многим другим!» А в «зоне» доброту воспринимают как глупость, позволительна на лишь очень сильным и злым, - «он настолько жесток и так давит всех, что может позволить себе иногда быть и милосердным!» Во всех же остальных случаях проявлять доброту – это значит оторвать от себя и отдать другому, уменьшим тем самым твои собственные шансы на выживание, и если ты не туп, то тогда вопрос - ЗАЧЕМ?

Быть добреньким на воле для блатного - это значит, имея 5 кубов ширки, оторвать от себя 2 куба и отдать корешу. Он-то будет благодарить тебя и клясться в вечной дружбе, но неужели ты думаешь, что он и в самом деле тебе благодарен? Ни хрена! Завтра, когда твоё ширло кончится, и тебе самому будет нечем раскумариться, он же, твой кореш, из твоей же некогда подаренной ему ширки, разбодяжив её водой вдвое, толкнет тебе втридорога куб, а потом ещё и напоминать будет месяц: «Помнишь, как я тогда тебя выручил?!» Помочь другому искренно здесь если и соглашаются, то только - ещё по прежним, «доблатным» отношениям, когда с кем-то дружишь с детсадика или со школы, и делаешь ему добро в память о той, прежней своей жизни, когда ты был ещё нормальным человеком…

А в преступном ремесле друзей – не бывает! Группа квартирных воров или шайка уличных грабителей - это не союз бойцов–соратников, а временное сообщество деловых партнеров, друг друга здесь ценят за взаимовыгодность сотрудничества, но могут друг другом и пожертвовать, а после ареста и тем более после осуждения вся прежняя «дружба» тут же кончается, никто в «зоне» прежнему подельнику без веских причин помогать не станет! В существующих здесь условиях выжить одному сплошь и рядом легче, чем двум, вытаскивать друг дружку там два вора бескорыстно никогда не станут, куда проще друг друга заложить и сдать с потрохами… (Это не исключает ситуаций, когда, напротив, выгоднее объединяться в некие «семьи», где каждый помогает каждому, но и там именно - взаимовыгода, а никоим образом не подлинная бескорыстная дружба). И не потому - так, что такие уж они особенные гнилушки. На их месте мы, вполне возможно, вели бы себя точно так же. Большинство людей противостоять обстоятельствам не может, а кто пытается - тот чаще всего гибнет, из чего окружающие делают вывод: вот что происходит с теми, кто – пытался! Погибать за свои принципы благородства - быть может, и почётно, однако простому человеку всё ж таки предпочтительнее выжить, и он – выживает. Зачастую - любой ценой…

Придерживаться понятий «в натуре» тяжко и небезопасно, куда проще и выгоднее только изображать из себя законника, приобретая все связанные с этим положением плюсы и не отягощая себя чрезмерно минусами. «И в «авторитеты» выбиться, и здоровье сохранить!» - задача трудненькая, но при большом желании - вполне выполнимая. Сплошь и рядом отмотавший два-три срока хрен моржовый только изображает из себя блатного. Как встретится с себе подобным - такие понты оба гнут, что ты! Они-де и такие, и сякие, стоят непоколебимо «на основах», все – при делах и понятиях, «нас все знают!», «мы – блатные - козырные!», «да таких центровых, как мы, вообще в городе больше нет!», и тому подобное… Прям-таки супер-ворьё в супер-законе, хотя взаправду в зоне они только рядом стояли с кем-то из подлинных «авторитетов», наслушались от них нужных «зоновских» наворотов, и получили право ссылаться на знакомство с ними для подтверждения собственной значимости…

Комментарии

Добавлние комментов отключено на время переезда

Картинки

Прекрасная игра

Егор и разработка

Когда нет домкрата
Ссылки