Заметки программера Чему равно дважды два равно четыре?
Revert
Переводим ASDF в ФЫВА и наоборот.
Хорошо!!
Радикальный улучшатель настроения.
Грамота
Покажи всем, насколько ты крут - выпиши себе мега-грамоту!
05.06.2012, 10:34   Статьи » Не у нас » Хочу жить на Западе » Миф 12. Высокий культурный уровень

Австрия и музыканты

[PART_TEXT #1159]

Из писем эмигрантов:

Австрия.О классической музыкальной, а также общеобразовательной культуре в Австрии рассказывает А. В. Сиденко, пианист, преподаватель, выпускник Государственного Музыкального Училища и Государственного музыкально-педагогического института им. Гнесиных, г.Москва. Преподаёт с 1994 года в музыкальных школах различных регионов Австрии.

«Когда я осенью 1994 года приехал в Австрию, в моём ментальном багаже почти что непоколебимо, аксиоматически был укоренён следующий миф: Австрия – это страна с глубокими и живыми классическими музыкальными традициями!

Причина возникновения этого мифа, думаю, несложна: 1) музыкальный народ – любители, профессионалы, школьники, студенты, педагоги – с детства впитывают примеры величайших взлётов творческого человеческого духа; примеры исключительных, уникальных – и тем не менее достаточно массовых, концентрированных на австрийской земле в течение каких-то 150–160 лет от Гайдна до Малера – проявлений классической музыкальной культуры.98

Ну, и как не предположить – зная всё это, живя этим, любя всё это, – что существует глубоко укоренённая, живущая, цветущая и „вечнозелёная“ музыкально-культурная традиция. Традиция, предполагающая хорошо развитую дидактически и методически99, проверенную временем систему музыкального образования – от начального до высшего, – называемую термином „школа“?

Наши замечательные педагоги и профессора с сияющими глазами рассказывали нам на лекциях по истории музыки об их кумирах, – о композиторах венской школы, об их гениальных произведениях...

Писать я буду о том, что наблюдаю вот уже почти 17 лет подряд. То, что я буду рассказывать, могут подтвердить как мои коллеги, эмигрировавшие с бывшей территории Советского Союза, так и австрийские коллеги из тех, кто не поражён вирусом „теплохладности“ по отношению к своей профессии.

В музыкальных школах Австрии уже довольно давно распространена система „Stunde zu zweit“, т.е. – „урок вдвоём“. Это когда на индивидуальном уроке, в классе с одним учителем и одним инструментом одновременно присутствуют два ученика. (То есть, один учится, а второй в это время „гоняет балду“. – прим. Я.С.). Тот факт, что далеко не всегда возможно подобрать пару более или менее подходящих друг другу по уровню развития, способностей и интереса к предмету учеников, что прекрасно понимает каждый преподаватель и директор, никого не волнует. Речь идёт об экономии: родители каждого из этих учеников оплачивают полный час обучения, получают же их дети de facto лишь по полчаса занятий.100 Иногда это вызывает резонные вопросы со стороны родителей, типа: „А почему, собственно, я плачу за полный час, если час делится на двоих?“ Их быстро успокаивает директор дежурными и уже годами отшлифованными фразами: „Это правило для всей школьной системы нашего региона, поскольку регион вынужден экономить, ситуация с бюджетом – сами знаете какая...“, – и т.п. Родитель говорит что-то вроде: „А... Ну, раз так, то тогда понятно... Что ж делать...“ – и согласно кивает головой. Тогда следует момент ободрения: „Но если Ваш ребёнок покажет успехи, то с 3–4-го года обучения можно будет подумать о том, чтобы перевести его на полный индивидуальный час... За те же деньги“. Тут родитель обычно „расслабляется“: „Ну, что же, это хорошо, справедливо...“.

Как выдумаете, страдает ли качество обучения, если ученик общается с педагогом 25 минут в неделю, вместо 50 минут?

Те, кто ходил в советскую ДМШ101, помнят, что с первых же классов были не только уроки по специальности – по 2 часа в неделю, но и уроки сольфеджио – тоже по 2 часа в неделю, и так называемой „музыкальной литературы“ – по 2 часа в неделю. Кроме того, в старших классах появился камерный ансамбль – с 5-го класса – фортепианный ансамбль с 6-го – аккомпанемент. Были в старших классах также и уроки теории музыки – по 2 часа в неделю.

Здесь о таком ученик, вернее, его родители, могут только мечтать. Как уже было сказано: 1 час в неделю („урок вдвоём“) – специальность, плюс 1 час в неделю 8 недель подряд, за пару месяцев перед переходным или выпускным экзаменом – лекции по темам музыкальной теории.

Отсутствие теоретических образовательных дисциплин вроде истории музыки приводит к тому, что даже хорошие ученики (количество каковых, понятное дело, стремится к нулю) в конце обучения не знают, кто такой Рахманинов, Скрябин, Прокофьев, Шостакович… Имена Листа, Равеля, Малера, Брукнера и др. для них – тоже зачастую загадка. Пианисты не знают таких величайших представителей своей специальности, как тот же Рахманинов, как Рихтер, Бенедетти-Микеланджели, Гульд… Это всё при том, что колоссальное количество записей в любых форматах доступно сегодня в интернете! Нам, представителям поколения 70-х г.р., о таком свободном доступе в сокровищницу мирового музыкального и исполнительского искусства приходилось только мечтать. Нередко ученики музыкальных школ практически совсем не знают знаменитейших симфонических или оперно-балетно-симфонических произведений, таких как, например, 3, 7 симфонии Бетховена, 3 или 4 симфонии Брамса. Шуберта – величайшего австрийского композитора, венца, одного из абсолютных гигантов мировой музыки – не знают ВООБЩЕ, за исключением, пожалуй, его имени, симфоний Чайковского не знают, Шопена знают по крупицам разученного… Продолжать можно долго. Картина удручает.

Ведь если незнание хотя бы имён русских и советских творцов мирового культурного наследия ещё можно списать на контузии, полученные в результате информационной войны, то на что списывать незнание таких имён „своих“, немецкоговорящих авторов, как Рильке, Ремарк, Гессе, Манн, нередко – Гёте, Шиллер? Не только музыкант, но любой образованный человек, закончивший гимназию, а тем более университет, обязан быть знаком с именами и произведениями, составляющими мировое культурное наследие.

„Виноваты конкретные педагоги“, – скажете Вы. Да, но мы должны обучить человека игре на инструменте, прежде всего. То, что мы успеваем впихнуть в головы школьников из теоретических знаний всего лишь за 50 минут в неделю, да ещё и „вдвоём“, мы делаем. Однако невозможно использовать все уроки по специальности на культурно-музыкальное образование ребёнка – Боливар не выдержит двоих. Попробуйте-ка человеку, желающему стать лётчиком, прочитать только лишь курс истории и теории воздухоплавания, а затем посадите его в самолёт. Полетит? Вот то-то! – отвечу я.

Будет ли хоть что-то улучшаться? Нет. Не будет. Будет только ухудшаться. Хорошо, если не лавинообразно. Если, конечно, не произойдёт чудо. Обычное, чудесное.

Музыкальные школы буквально удушает сегодняшняя финансовая ситуация. Сотням детей в Штирии каждый год не удаётся попасть в музыкалку102; частью люди выстраиваются в очередь, частью – отказываются от этой идеи.

При этом катастрофически сокращается финансирование музыкальных школ: „...На шесть миллионов евро должен сократиться бюджет 48 штирийских музыкальных школ. Согласно планам экономии земельного правительства, в будущем на школы выделяется лишь 18, вместо 24 миллионов евро. Два миллиона евро должны быть сэкономлены в 2012-м, остальные четыре – в 2013 ...“103

„… Причиной потери качества преподавания директора называют неэффективную систему: переполненные классы и неправильное распределение средств. Учителя вынуждены работать в своё свободное время, чтобы адекватно продвигать одарённых учеников ...“104

И ещё один момент, который австрийские директора музыкальных школ небезосновательно считают одной из ключевых причин значительного недофинансирования и катастрофического ухудшения общей ситуации:

„...результаты штирийских участников конкурса "Прима ла музика"105 <...> ухудшились. "Налицо ощутимые потери качества", – говорит Герхард Фрайингер, директор музыкальной школы Айзенерца и председатель Совета музыкальных школ – совещательного органа при земельном правительстве. Предмет критики номер два106 в связи со всем этим: секция по музыкальным школам земельного правительства занята и руководится людьми, "не имеющими отношения к этой специальности"107, которые, по сути дела, как говорит Фрайингер, содержательно не должны были бы иметь с музыкальными школами ничего общего. К тому же они слишком мало прислушиваются к Совету музыкальных школ. Это проявляется также в том, что Совет перестал созываться земельным правительством...“108

С многолетним недостатком финансирования связано ещё одно курьёзное обстоятельство: „многостаночность“ австрийских учителей музыкальных школ. Педагог преподаёт множество разных специальностей одновременно, причём часто довольно далеко отстоящих друг от друга по виду инструмента и технике игры на нём. Например, одна моя коллега преподаёт гармонь, цимбалы, скрипку, блокфлейту и фортепиано, другая – скрипку и фортепиано, ещё один коллега преподаёт тубу, тромбон, прочую низкую медь, а до недавних пор преподавал и „киборд“109, фортепиано и виолончель... „Киборд“ – это отдельная песня! Это, понимаете ли, самостоятельная специальность в австрийских школах! Гораздо большее количество учеников хотят заниматься „кибордом“, а не фортепиано.

Не лучше дела обстоят и с общей культурой. Кое-что я уже заметил выше – о незнании многими молодыми людьми таких имён, как Рильке, Ремарк, Гессе, Манн и др. Интересно, что имя Менделеева, как создателя одной из фундаментальных основ всей человеческой науки – Периодической системы элементов, сегодня просто замалчивается в австрийских гимназиях. Предположу, что во всех или в большинстве из них. Вопрос о Менделееве я задавал нескольким гимназистам и гимназисткам, обучающимся в разных гимназиях Австрии. Первый раз я задал этот вопрос в 1996 году. Ответ „не знаю“ меня настолько ошеломил, что с тех пор я задаю его постоянно. Понятное дело, что имя Гагарина – тайна за семью печатями, что имена Пушкина, Достоевского, Гоголя, Чехова, даже Толстого, несмотря на голливудские „Войны и миры“, – пустой звук, трудноразбираемый нерусским ухом. Обо всём этом мне рассказывали австрийские интеллектуалы и просто образованные люди. Интересно, что возраст тех людей, для которых большинство из перечисленных выше имён творцов не является просто колебанием воздуха, – от 45 лет и старше. Они, как и я, считают, что за последние 10–20 лет произошёл лавинообразный „обвал“ количества и качества знаний, которые молодёжь выносит из средней школы. Да и университетское образование, по их мнению, отнюдь не улучшилось. (Подробнее см. миф № 21). Очень многие взрослые австрийцы, в возрасте до 45 лет, даже имея высшее образование, никогда не слышали таких имён, как Жюль Верн и Стивенсон, Хемингуэй и Драйзер, Джек Лондон, а иногда даже Шекспир. Поколения детей и подростков в нашей стране выросли на этих авторах, взрослые перечитывали их произведения. Редкий сорокалетний человек на постсоветском пространстве скажет, что он никогда не слышал об этих творцах культуры в прямом смысле этого слова. А в центре Европы – не слышали!

Тенденция „обескультуривания“ масс в так называемых развитых западных странах, видимо, имеет глобальный характер. Не удивлюсь, если эта тенденция – лишь одно из внешних, видимых проявлений проекта, имеющего своей целью кардинальное переустройство жизни как человеческих обществ в целом, так и каждого конкретного индивидуума, причём, во вполне обозримом будущем».


98 Под «классической музыкой» в данном контексте следует понимать музыку (иногда, но реже называемую также «академической»), сохраняющую преемственность композиционных принципов, форм и т.д. и включающую в себя произведения из различных художественных стилевых эпох – в т.ч. классицизма, романтизма и др. – равно и произведения современных композиторов, написанные в стилях и традициях «академической» музыки. (Прим. – А.С.)

99 Дидактика и методика, в принципе, – понятия синонимичные. Дидактика – это раздел педагогики, исследующий закономерности, принципы и способы обучения. Объект дидактики – обучение, предмет – связь преподавания и познавательной деятельности ученика, их взаимодействие. Основные вопросы дидактики: «чему учить?» и «как учить?». Методика в образовании – это педагогические приёмы, способы, «формулы» обучения в тех или иных образовательных процессах; это как бы свод правил обучения предмету. Т.е. вопрос методики: «как учить?». (Прим. – А.С.)

100 Точнее, 25 минут, поскольку академический час в музыкальной школе длится 50 минут. (Прим. – А.С.)

101 ДМШ – детская музыкальная школа.

102 Музыкальные школы терзают финансовые проблемы (Musikschulen plagen Finanzprobleme). Официальный новостной портал Steiermark.ORF.at раздел Образование. Перевод с немецкого – А.С.

103 Без денег нет музыкалок? (Ohne Geld ka Musi?). Кляйне Цайтунг. 04.04.2011

104 Странные звуки из музыкальных школ (Schräge Töne aus den Musikschulen). Кляйне Цайтунг, 03.01.2011

105 «Prima la musica» – ежегодный внутриавстрийский конкурс молодых исполнителей-учеников музыкальных школ

106 Предмет критики номер один – конечно же, недостаточное и всё более сокращаемое финансирование музыкальных школ с одновременным поднятием цен за обучение.

107 Как сказал директор школы на одном из экстренных педсоветов, с целью поиска путей решения и воплощения в жизнь очередного указания свыше: «Дорогие коллеги! Учтите: там, где у нас – сердце, у этих дам, не имеющих никакого музыкального образования, – калькулятор!» (Прим. – А.С.)

108 Странные звуки из музыкальных школ (Schräge Töne aus den Musikschulen). Кляйне Цайтунг, 03.01.2011

109 Keyboard – клавишный электромузыкальный инструмент, синтезатор, электронная игрушка. Научившись играть на рояле, можно, безусловно, самому овладеть «кибордом». «Киборд», осмелюсь сказать, – это некоторого рода профанация фортепиано. В умелых руках он может стать хорошим вспомогательным средством для композиции или аранжировки. Нужно как можно больше игрового момента в занятиях, как можно больше, скажем, забавного, чтобы обеспечить прирост количества учеников, их заинтересованность предметом. «Киборд» много делает сам, ученику достаточно лишь хлопать пальчиком по определённой клавише в определённом ритме – и вот уже звучит музыка! Ещё один момент: не многие семьи считают себя в состоянии купить или взять в аренду пианино. «Киборд» же – штука доступная и в материальном смысле слова.

Комментарии

Добавлние комментов отключено на время переезда

Картинки

Прекрасная игра

Егор и разработка

Когда нет домкрата
Ссылки